Бразилиа — город-утопия. Трущобы и дома богатых

Бразилиа - город-утопия. Трущобы и дома богатых

Но среди полуфантастических проектов своей грандиозностью и социальной значимостью выделяется работа бразильского архитектора Оскара Нимейера, (1966), сила воображе­нья которого призвала к жизни принципиально новый город, названный Бразилиа. Его мечта зажгла тысячи строителей-энтузиастов, задумавших воздвигнуть в ка­менной пустыне, вдали от крупных промышленных центров, город нового типа как прообраз новой жизни.

«Мне хотелось, чтобы появилось чувство удивленияя»,— говорил Оскар Нимейер о своем проекте; и в самом деле, не только удивление, но глубокое восхище­нье приезжего человека вызывает архитектурная симфония Бразилиа.

Архитектор Оскар Нимейер
Архитектор Оскар Нимейер

Современная столица Бразилии рождалась вначале в условиях, благоприятствующих архитектурному проектированию. Проект был вызван стилем жизни — он должен был символически отражать идеалы освоения могущественной и непокоренной природы и самоопределения народа, который становился на путь самостоятельного развития. Бразилия, по замыслу архитекторов, должна была стать городом будущего!

Дом  Каноас (Casa das Canoas) – Рио-де-Жанейро, Бразилия. 1954
Дом Каноас (Casa das Canoas) – Рио-де-Жанейро, Бразилия. 1954

Она была запланирована в форме самолета с распростертыми крыльями, расположенного на плоскогорье. Центр города с административными зданиями замышлялся как символ самоопределения народа этой страны. Два боковых «крыла», предназначенных для жилых зданий, состояли из больших суперблоков и чередовались со школами, универсамами, кинотеатрами, больницами, и воображение архитектора нарисовало жилую часть города, в которой будут жить равноправные граждане города, отражающего демократические идеалы.

Вокруг жилых блоков были проложены улицы Бразилиа, которые нигде не пересекались друг с другом за счет четырех петельных соединений. Стремительность нигде не пересекающихся автострад и динамика архитектурных решений — таким город рождался в воображении архитекторов…

По проекту мыслилось создать образцовый город будущего. Это было бы возможным при сочетании и согласовании данных из разных отраслей биологии, социологии, эстетики, учета местности, законов движения и т. д. Затем все это должно было быть творчески перенесено на архитектурные коды, связанные с традицион­ными и формами и с широким привлечением совершенно новых форм: здания, построенные по мотивам цветов с раскрывающимися лепестками, в форме сложенных пальцев руки (как символ единства), волнообразных ли­ний партера в виде электрокардиограммы, символизи­рующей жизнь, и т. п.

Башня Цифрового Телевидения – Бразилиа. 2012
Башня Цифрового Телевидения – Бразилиа. 2012

Однако, в условиях капитализма это решение оказалось неосуществимым. Архитекторы  не учли «малого» — политики правительства, социально-эномических условий, думали, что сам факт рождения гороода, подобного Бразилиа, повлияет на дальнейшее течение социальных событий.

Башня Цифрового Телевидения – Бразилиа. 2012
Башня Цифрового Телевидения – Бразилиа. 2012

Но этого, конечно, не слу­жилось: события развивались способом, независимым от структуры, именуемой Бразилиа, и лишили актуальности ряд воображаемых функций. Так, например, планировалось, что строители города после его возведения должны получить в нем квартиры, но строителей было слишком много по отношению к количеству квартир, вследствие этого на окраине города вырос поселок «Нуклео Банденранте» — «нищая фавела» — концентрация трущоб, со­стоящая из бараков, худшего сорта кабаков и публичных домов. Суперблоки южной стороны города были построены раньше и лучше, чем северные районы.

Северные районы возводили медленнее, так что, несмотря на свою новизну, они уже вскоре начали нуждаться в ре­монте. Высшие чиновники сразу предпочитали жить в южном районе города, а не в северном.

Трущобы Бразилиа
Трущобы Бразилиа

Интенсивность иммиграции превысила предполагае­мую, и Бразилиа не смогла разместить людей, работаю­щих в ней. Таким образом, возникли города-спутники, которые в течение нескольких лет удвоили количество населения. Частные предприятия, капиталисты, торговцы в основном не стремились селиться в суперблоках или в городах-спутниках. Для них были построены от­дельные авеню, параллельно обоим крыльям суперблоков, составленные из улиц, не имеющих ничего общего общественным коммунальным характером суперблока.

Лишение города пересечения улиц значительно увеличило их длину, отсутствие организованного общественного транспорта вызвало большие затруднения для тех, кто не имел автомобилей. Отдаленность отдельных суперблоков друг от друга и от центра затрудняет жизнь и подчеркивает различие места жительства и общественного положения людей, их благосостояния.

Уровень жизни человека в Бразилиа более, чем в каком-либо другом городе, определяется местом, в котором он живет и из которого трудно переехать. В результате Бразилиа из воображенного архитектором го­рода стала, напротив, образцом социального неравенст­ва.

Дворец рассвета (Palácio da Alvorada) – Бразилиа, Бразилия. 1958
Дворец рассвета (Palácio da Alvorada) – Бразилиа, Бразилия. 1958

Идеология коллективизма, которой должны были соответствовать структура города и вид зданий, уступила место другим отношениям, а ведь архитекторы не совершили никакой ошибки. Рожденный гениальным воображением зодчего проект был в чисто архитектурной форме реализован, однако социальные закономерности совершенно изменили интерпретацию архитектурных знаков, тем самым изменили целостное значение города и поставили архитектора в ситуацию пассивного подчинения отсталому общественному строю. Бразилиа была бы городом будущего.

Резиденция Копан (Résidence Edifício Copan) - Сан-Пауло, Бразилия.1966
Резиденция Копан (Résidence Edifício Copan) — Сан-Пауло, Бразилия.1966

При капитализме она наполнилась чуждым ей содержанием и изменяется в направлении, характерном для других капиталистических городов. Это тот случаи, когда гениальное воображение архитектора опередило действительность, не в состоянии изменить ее.

    Related posts

    Leave a Comment