Бандит, хулиган, соседей поджег…

Бандит, хулиган, соседей поджег...

Особое время в жизни детей, когда они настоя­тельно нуждаются в помощи и одобрении — время твор­чества, какие бы формы оно не принимало. Не резуль­тат, не совершенство важны здесь, а работа воображения и пробуждения творческого импульса.

Но, к сожалению, мы не всегда находим достаточно времени, терпения, широкого взгляда на вещи, чтобы поддержать детское творчество, не погубить вообра­жение.

…На родительском собрании классный руководитель объявляет:

— Терпения моего больше с этим типом не хватает. Бандит, хулиган, соседей поджег… В рыжий цвет вы красился.

Родительский комитет начал оформлять документы на «малолетнего правонарушителя». Зашли в квартиру.. Комната, где жил мальчик с отцом, была загромождена какими-то моторчиками, действующими моделями, все­возможными склянками… Словом, алхимическая лабо­ратория… (Вспомним, что тайной рождения фарфора мы обязаны алхимикам, «создававшим» золото.)

А сам юный «алхимик» неразговорчив, замкнут, не хочет вступать в контакт ни с кем. Но постепенно про­ясняется суть «преступлений». На волосах своих пробо­вал изобретенный им препарат, который если и не спо­собен сделать человека невидимкой, то уж «обесцветить может на сто процентов…» Какие картины переживал он в своем воображении, какие ему сны снились в это вре­мя, какие грандиозные рождались планы-мечты… Ничего этого ни отец, ни учитель знать не хотели: «Пустая фан­тазия!»

Второе «преступление» — поджог! Это тоже был все­го лишь опыт с нафталином. Удивительно: белая-белая небольшая таблетка нафталина в целлофановом кон­вертике вдруг громадным черным облаком поднялась в воздухе и рассеялась по стенам, потолку, посуде, пок­рыв все черным жирным пеплом… Почему? А Везувий? Он, извергаясь, наверное, также покрывает все пеплом. Но не одну кухню, а, может, весь земной шарик? Сосед­ки кричали от этого «пожара» на всю улицу, а он, смы­вая сажу, смотрел в окно и думал… о тысячелетних вул­канах, о тайнах Земли и превращениях веществ.. То был миг потрясения и рожденного им вдохновения.

Но рассказать свой внутренний мир было некому: только насмешка и наказание ждали его. И подросток все больше уходил в мир иллюзий, воображаемых си­туаций, которые теперь носили уже агрессивный харак­тер: образы его мечтаний рождались от чувств непонятости, одиночества и жажды мести. Теперь в воображении он и в самом деле «проигрывал» поджог дома как возмездие за унижение. И вот это, а не проказливость, опасны для общества: воображая, подросток моделирует будущее поведение, он выбирает вариант… Добро или зло!

Бандит, хулиган, соседей поджег...

Ситуация фрустрации может вызвать у подростка и временное патологическое отупение, когда он необычно упорно, точнее, упрямо пытается осуществить свое не­осуществленное желание.

Но реакция может быть и противоположной: полный отказ от потребности… с развитием апатии и даже де­прессии, невроза, психического расстройства.

    Related posts

    Leave a Comment