Кончалась школа, начиналась новая жизнь

Кончалась школа, начиналась новая жизнь

Давайте присмотримся к выпускникам, к тем, у кого на руках аттестат зрелости, но до зрелости еще «веч­ность» да и до совершеннолетия еще год. А терпения не хватает, а упорство в достижении своей цели-мечты еще не сформировалось, навыки борьбы за свою мечту еще не выработались.

Стойкая верность мечте, упорное стремление к идеалу, в конце концов, помогают преодолеть все трудности и подняться к вершинам, которые, быть может, даже в воображении казались недосягаемыми.

Д. И. Писарев писал:

…разлад между мечтой и действительностью не приносит ника­кого вреда, если только мечтающая личность серьезно верит в свою мечту, внимательно вглядываясь в жизнь, вообще добросовестно работает над осуществлением своей фантазии.

Д. И. Писарев
Д. И. Писарев

Но порой входит выпускник в жизнь (по свободно из­бранной дороге, в свободно избранную «дверь») и об­наруживает, что в воображении ему все рисовалось ина­че. И вчера еще восторженная, очарованная душа вдруг оказывается разочарованной, пассивной. А, согласитесь, разочарование — вещь не только противная, но и соци­ально вредная. Но еще трагичнее сломанная мечта.

…Училась в школе девочка Галя, ры­женькая и пушистая, как лиственница по осени. И сквозь светлое золото прядей синие глаза проглядывали с не­уемным любопытством и нетерпеливым ожиданием ра­дости. Еще бы: кончалась школа, начиналась новая жизнь. А в школе у Гали была мечта: стройка, по вечерам—учеба в тех­никуме и занятия в вокале. И непременно рядом — ум­ные, веселые, яркие люди. Такие, о которых пишут в книжках и какою Галя мечтала стать сама.

Когда мать запретила дочери ехать на строительство, Галина заняла денег у своей классной руково­дительницы и уехала.

Вернее, умчалась на алых парусах мечты. И можно бы считать это началом строительства Человека: «музы­кальными» руками она грузила драгоценные огнеупор­ные кирпичи для уникального завода; вставала в 6 утра, жила в вагончике, по вечерам мчалась на репетиции…

Она приближалась к осуществлению своей мечты. Она пере­живала то воспламененное состояние, что одни называют вдохновением, другие — любовью, третьи — счастьем… Но приехала на стройку мама.

И не стало ничего: ни люб­ви, ни счастья, ни вдохновения. Мать забрала дочку, как вещь, домой, устроила ученицей продавца, контролирует каждый ее шаг и, кажется, даже мысли, даже мечты. Ведь мечты — это главная «опасность»…

Впрочем, мечты нет. Опрокинутое, пустое у Гали ли­цо; потускнела, помертвела, словно до беззащитности полинявшая лиственница. Пустые глаза. Механический голос. Безжизненные руки. И никаких желаний, ника­кого интереса к жизни и людям:

«Я дезертир, я всех предала. Мне теперь все равно…»

Тяжелый надрыв, депрессия — вот чего добилась мать, сломавшая мечту дочери.

    Related posts

    Leave a Comment